Александр Дюма-отец  — один из самых известных и читаемых авторов в истории. Сразу после выхода его книги читали в разных странах мира и продолжают читать до сих пор. Дюма провёл в путешествии по России год, с июля 1858 по март 1859. За это время он посетил Петербург, достопримечательности Карелии, остров Валаам, Углич, Москву, Царицын, Астрахань, Калмыцкие степи, Закавказье. О своём путешествии в России Дюма написал четырехтомный труд «Путевые впечатления. В России», а так же «От Парижа до Астрахани», «Кавказ». Они публиковались в журналах «Монте-Кристо», «Монте-Кристо II» и в газете «Конститусьонель». Они были изданы во многих странах мира и переведены на разные языки, их перевод можно найти и на русском языке. В настоящей статье вашему вниманию предлагаются лишь некоторые истории из этого интересного повествования.

Дюма. Путевые впечатления. В РоссииИстория о получении визы

Он много писал о России и долго мечтал приехать. В 1840 году Дюма выпустил роман «Учитель фехтования», где рассказывает историю Полины Гебль — француженки, вышедшей замуж за русского декабриста И.А. Анненкова и последовавшей за мужем в Сибирь. Повествование ведется от лица героя романа Гризье, который описывает  свою поездку из Франции в Россию. В своем романе Дюма сообщает читателю множество подробностей русского быта, пишет о восстании декабристов и проблеме крепостного права.

Александр Дюма старший

Александр Дюма Старший

Правдивое изображение русской действительности обеспечило этому произведению Дюма огромный успех не только во Франции, но и в нашем Отечестве, однако российский самодержец Николай I, рассерженный нелестными отзывами писателя о его политике, запретил Дюма пересекать границу России. Несколько раз знаменитый романист пытался организовать свое путешествие в Россию, но ему было отказано в визе.

 

 

Обедая как-то у графа Кушелёва-Безбородко, который со своей семьёй путешествовал по Европе, разговор зашёл о России, и граф пригласил Дюма поехать вместе с ним в Россию. Естественно, долго уговаривать этого вечного путешественника не пришлось, и уже несколько дней спустя он на поезде поехал в Германию для того, чтобы оттуда плыть на пароходе в Петербург.

Франц Крюгер. Портрет императора Николая Первого 1852

Франц Крюгер. Портрет императора Николая I. 1852

Возможность совершить путешествие появилась по простой причине, в 1858 году, на престоле был уже император Александр II. Дюма получил визу и приехал в Петербург, где его ждал торжественный прием в литературных кругах, затем отправился путешествовать по Русскому Северу, на Валаам, В Карелию, в Москву, Нижний Новгород, Казань, Астрахань, предпринял путешествие по Волге, Кавказу.

Санкт-Петербург в XIX веке

Санкт-Петербург в XIX веке. Исаакиевский собор был освящен и открыт в 11 июня 1858 года, за месяц до приезда Дюма в Петербург

Истории c Дюма в Петербурге

Петербург прямо очаровал гостя из Франции. «Я не знаю, есть ли в мире какой-нибудь вид, который мог бы сравниться с развернувшейся перед моими глазами панорамой...» — говорил с восхищением Александр Дюма, стоя на гранитной набережной Невы. В Петербурге его знакомят с Некрасовым. Писатель провел в Петербурге полтора месяца.

Григорий Александрович В 1858 пригласил Александра Дюма-отца совершить путешествие по России

Граф Григорий Александрович Кушелёв-Безбородко (литератор и меценат)

В «Путевых впечатлениях» Дюма описывал: «…Через некоторое время мы вошли в Неву, устье которой раз в шесть шире Сены. Пристали близ Николаевского моста. В эпоху Петра I не было мостов через Неву. Заядлый моряк, Петр считал, что каждый житель города должен стать таким же моряком, как он сам. Реку пересекали на кораблях, что было не всегда безопасно…

Санкт_Петербург 19 век

Санкт-Петербург в XIX веке

Дорогой читатель, вы понимаете, что после трехсот пятидесяти лье по железной дороге, после четырехсот лье на пароходе мы стремились поскорее добраться до места назначения. Когда мы проходили по набережной, я с удовольствием взглянул на Летний сад и на его знаменитую решетку. Только ради этой решетки один англичанин совершил путешествие в Санкт-Петербург. Сойдя с парохода на Английской набережной, он нанял дрожки и сказал: «Летний сад!» Доехав до решетки, он приказал: «Стой!» Англичанин в течение десяти минут осматривал решетку, бормоча про себя: «Very good», «very good». Затем закричал извозчику: «Пароход!» Они помчались на Английскую набережную и успели к отплытию. «Good!» — сказал англичанин, дал извозчику гинею, поднялся на пароход и уехал. Он хотел увидеть решетку Летнего сада, и он увидел ее»

Кремль_Зарядье_старая открытка

Кремль. Зарядье

История «Ночи графа Монте-Кристо»

В конце июля 1858 писатель уже был в Москве. В загородном увеселительном саду «Эльдорадо» в честь прославленного писателя был устроен праздник «Ночь графа Монте-Кристо» с великолепной иллюминацией и фейерверком. Дюма не переставал расточать восхищения по адресу русского гостеприимства, возраставшего от города к городу. Всенародная любовь удивляла живого классика и возрастала в течение путешествия.

Московский кремль

Московский кремль

История о знакомстве с декабристом Анненковым

В сентябре 1858 Дюма добрался по Волге до Нижнего Новгорода. Муравьёв, бывший декабрист, а ныне губернатор города представил Дюма графу Анненкову и его жене, прототипам его романа «Учитель фехтования», которые, после тридцати трёх лет ссылки в Сибири, в конце-концов были помилованы.

Нижний новгород

Нижний Новгород

В «Путевых впечатлениях» автор так описывает это знакомство:

«Где же сюрприз?», — спросил Дюма, сидя в доме губернатора, куда был приглашен «на чай». «Будет сюрприз», — обещали ему. Тут открылась дверь и дворецкий произнес: «Граф и графиня Анненковы!» Дорогой читатель! Можешь ли представить себе, что я пережил в эти минуты и что пережили они!»

Самым большим счастьем за время этого путешествия стало для Дюма открытие, что образованные русские знают многих французских писателей, в том числе и его самого, так же хорошо, как парижане.

Казань

Казанский кремль

История о  любезных казанских зайцах 

Между тем именитый гость продолжал знакомиться с Россией. В Казани он также провел время интересно и с большой пользой для себя. В один из дней посетил Казанский университет, где был торжественно принят и приглашен на чай ректором университета, членом-корреспондентом Российской Академии наук О.М.Ковалевским.

заяцВ окрестностях Казани Дюма удалось поохотиться на зайцев, что было его давней мечтой. Специально для этого влиятельные новые друзья писателя на целые сутки задержали рейсовый пароход «Нахимов» у пристани, пока всемирно известный романист утолял свою охотничью страсть. Охота оказалась на редкость удачной. «В Казани даже зайцы любезны», — шутил после охоты Дюма.

Как Дюма был под полицейским надзором

Он продолжал регулярно посылать в Париж «отчеты» о своем путешествии. И столь же аккуратно отправлялись в Петербург подробные донесения местных властей о времяпрепровождении, встречах и разговорах необыкновенного гостя. Большой интерес, проявляемый Дюма к темным страницам русской истории, описания их на страницах журнала «Монте-Кристо» были крайне неприятны царю и его окружению. Прервать вояж столь знаменитой персоны никто не решался, но тайный полицейский надзор на всякий случай все же был установлен. Власти вежливо передавали писателя из рук в руки.

Саратов

Саратов

Среди донесений, полученных в те дни шефом жандармов, начальником Третьего отделения собственной его величества канцелярии князем В.А.Долгоруковым, было секретное, пришедшее из Казани. В депеше начальник казанской жандармерии, генерал-лейтенант Львов, спешно доносил, что из Нижнего Новгорода к ним прибыл французский писатель Александр Дюма, намеревающийся посетить затем и другие волжские губернии.

Астрахань

Астрахань

«Я дал предписание штаб-офицерам этих губерний, — докладывал Львов, — чтобы они имели за действиями Дюма самое аккуратное секретное наблюдение и о последствиях мне доносили. Имею честь присовокупить, что о пребывании в Казани и выезде из оной г. Дюма я буду иметь честь донести особо Вашему Сиятельству».

История о верблюжьих скачках

В своих заметках Александр Дюма вспоминал: «Нам показали скачки 60 верблюдов, на которых без седла сидели калмыки в возрасте от двадцати до двадцати пяти лет, один безобразнее другого. Если бы приз присуждался не за скачки, а за уродство, князю пришлось бы наградить всех».

Царицын_Волгоград

Царицын (нынешний Волгоград)

История о коронации Дюма в Дагестане

По дорогам Кавказа его и его спутников как-то обстрелял неизвестный отряд, но автору мушкетеров приходилось видеть и не такое. На Кавказе его ждал необычайно горячий приём, в Дагестане его даже короновали императором литературы. Все только и говорили о Дюма, везде, где он появлялся его мгновенно окружала толпа. Великий кулинар и любитель вкусно поесть, он одновременно изучал кухню российских народов.

Углич

Углич

История о Дюма и русской стерлядке

Вместе с графом Кушелёв-Безбородко Дюма осмотрел фонтаны Петергофа. После они посетили ресторан «Самсон», а так как Дюма был гурманом, он очень придирчиво оценил русскую кухню.

Писатель констатировал: «Россия гордится своей национальной кухней, — блюдами, которые могут приготовить лишь русские и никакой другой народ, полагая, что только в их огромной империи имеются продукты, которых нет в других странах. В числе этих блюд — уха из стерляди. Русские с ума сходят по этой ухе….Откровенно выразим свое мнение об ухе из стерляди. Убежден, что затрагиваю больное место, но ничего не поделаешь, истина прежде всего. Дело в том, что стерлядь водится лишь в некоторых реках — я уже упомянул Оку и Волгу; она может жить только в той воде, где родится, и для того, чтобы доставить ее живую в Петербург, ее везут в этой воде. Если ее привезут не живой, то стерлядь будет стоить столько же, сколько кобыла Роланда, имевшая один недостаток: она была мертвая, то есть не будет стоить ничего. Одно дело летом, но зимой! Зимой, когда мороз достигает 30-ти градусов, а рыбу надо везти семьсот или восемьсот верст и доставить живой, — очевидно, что это исключительно трудное дело.  <….> Культ стерляди в России – это не какое-то рациональное поклонение, это просто фетишизм. И все-таки я рискну выступить против массового восхищения стерлядью. Французские повара не любят эту рыбу, а соответственно, не прилагают никаких усилий, чтобы подобрать соусы к рыбе, которая им не нравится. Нет ничего проще: это не кулинарный аспект, а философский».

Стерлядь

Стерлядь

Отказавшись от стерляжьей ухи, Дюма заказал щи и бифштекс. Обед не понравился французскому гостю. Но еще сильнее его поразило умение русских ругаться с ласковой непринужденностью.

Граф Кушелёв-Безбородко был крайне обходителен и любезен с официантом, который их обслуживал. Эта обходительность в сочетании с упреками, касающимися плохого качества обеда, представляла забавный контраст. Он называл официанта «голубчик», «брат», к каждому обращению добавлял «любезнейший», «милейший», «дорогой мой», «добрейший», «мой хороший». Мимо них прошла какая-то неопрятная женщина, он назвал ее «душечкой». Дюма внимательно подмечал подобные мелочи в характере своего русского сопровождающего.

Декабрист И.А. Анненков

Декабрист И.А. Анненков

Истории о гостеприимстве и щедрости

В данной части статьи приведу лишь прямую речь автора о российском гостеприимстве:

«Я здесь путешествую как принц. Русское гостеприимство такое же потрясающее, как и уральские золотые прииски».

«Никогда не смотрите два раза на какую-то вещь, которая принадлежит русскому, поскольку, какова бы ни была ее цена, он вам ее подарит».

«В Казани мне демонстрировали выделку кожи и меха, а потом прислали в подарок образцы всего того, что я видел».

«Когда стала известна моя страсть к чаю, то после этого каждый мне послал в подарок своего лучшего чаю».

Рассказывая, как его угощали икрой, взятой у еще живого осетра Дюма пришел к выводу: «Русские больше всего на свете любят икру и цыганок».

«В России ничего не делается так, как в других странах» — Александр Дюма.

Астрахань_дореволюционная открытка

Астрахань. Дореволюционная открытка